Налоги и право | Статьи
6 мин.
Администрируй это: возможности и риски внешнего управления

Законопроект о внешней администрации в иностранных компаниях

26.05.2022 Юридическая практика

Одной из наиболее резонансных и обсуждаемых бизнес-сообществом антикризисных инициатив государства стал законопроект, предполагающий введение внешнего управления иностранными компаниями, которые объявили об уходе из России1. Партнер юридической практики Алексей Абрамов рассуждает о том, способна ли данная инициатива достичь своей цели, а также о нюансах, от которых будет зависеть успешность работы внешней администрации.

Появление внешней администрации (далее — ВА) — это переходный этап в жизни компании, в результате которого текущий собственник устраняет основания для введения ВА либо компания и ее имущество переходят к новому собственнику. В качестве цели ее введения в законе указана защита национальных интересов РФ, в том числе обеспечение безопасности государства и финансовой стабильности, а также прав и законных интересов организаций, кредиторов, работников и общества. Но поможет ли законопроект достичь этих целей?

Алексей Абрамов

Партнер юридической практики 

Одной из наиболее резонансных и обсуждаемых бизнес-сообществом антикризисных инициатив государства стал законопроект, предполагающий введение внешнего управления иностранными компаниями, которые объявили об уходе из России1. Партнер юридической практики  Алексей Абрамов рассуждает о том, способна ли данная инициатива достичь своей цели, а также о нюансах, от которых будет зависеть успешность работы внешней администрации.

Появление внешней администрации (далее — ВА) — это переходный этап в жизни компании, в результате которого текущий собственник устраняет основания для введения ВА либо компания и ее имущество переходят к новому собственнику. В качестве цели ее введения в законе указана защита национальных интересов РФ, в том числе обеспечение безопасности государства и финансовой стабильности, а также прав и законных интересов организаций, кредиторов, работников и общества. Но поможет ли законопроект достичь этих целей?

Дело в том, что он предполагает достаточно широкие критерии для определения лиц, в отношении которых может вводиться внешняя администрация: компания с иностранным участием представителя недружественной страны должна обладать существенным значением для стабильности экономики (п. 6 ст. 1 законопроекта). Критерии, которые позволяют отнести организацию к значимым, очень широкие. Очевидно, что в таком случае ВА может быть введена в отношении множества иностранных предприятий — начиная от поставщиков уникального иностранного продукта вплоть до градообразующих производств.

На мой взгляд, законодателю и правоприменителю стоит определить, насколько эффективно введение ВА, и какие она будет преследовать цели в отношении бизнеса в зависимости от того, является ли компания убыточной или генерирует прибыль. Любой бизнес, относительно которого может быть введена ВА, уникален, он имеет свою отраслевую специфику, цепочки поставок, сбыта и т.д. — однако для большего удобства условно разделим его на предприятия с низкой/отрицательной или высокой остаточной стоимостью.

Внешняя администрация в компаниях с низкой остаточной стоимостью

К лицам этого типа относятся компании с незначительной базой активов (например, занимающиеся импортом или дистрибуцией), а также бизнес, сильно зависящий от бренда, контента или технологий, которые не могут быть предоставлены новому владельцу.

Такие предприятия в среднесрочной или долгосрочной перспективе не способны продолжать деятельность без дополнительного финансирования и кардинальной корпоративной и логистической перестройки бизнес-модели. Если они удовлетворяют критерию существенной значимости, возникает резонный вопрос о том, насколько эффективны меры по введению внешней администрации в отношении таких компаний.

Если ВА будет действовать в форме доверительного управляющего акциями/долями (ст. 7 законопроекта), то единственным способом повлиять на плачевное состояние компании является возможность предоставления дополнительного финансирования. Однако это вряд ли позволит продолжить бизнес без товаров, от которых он так зависим. Более того, текущее руководство компании может оставаться лояльным к иностранному собственнику и препятствовать реализации решений, которые может предлагать управляющий ВА.

Другим решением будет введение внешней администрации в форме руководителя организации (ст. 8 законопроекта). Преимуществом этого способа станет возможность оперативного вмешательства новой администрации во все процессы хозяйственные деятельности, поскольку от руководства компанией отстраняется весь ее текущий менеджмент.

Не исключено, что в случае с предприятиями с низкой остаточной стоимостью правительственная комиссия совместно с ВА будет разрабатывать планы по изменению бизнес-модели, в том числе с использованием схем так называемого «параллельного» импорта.

При этом законопроект прямо не обязывает внешнюю администрацию вместо прежнего руководства выстраивать рентабельный бизнес, который будет в дальнейшем успешно развиваться уже в руках нового собственника. Не исключено, что ВА по объективным причинам не сможет разрешить проблемы предприятия, зависящего от иностранного поставщика. В таком случае новый собственник вряд ли согласится покупать на торгах фактически неработающий бизнес.

Поэтому в случае с предприятиями с низкой остаточной стоимостью ВА придется всегда выбирать между «работой по минимуму», то есть формальным соблюдением требований закона, и «работой по максимуму» — активной деятельностью по улучшению рентабельности предприятия.

Внешняя администрация в компаниях с высокой остаточной стоимостью

Как правило, о значительной остаточной стоимости бизнеса свидетельствуют наличие существенной базы активов (производственные мощности, недвижимость, кредитный или страховой портфель). Для B2C-компаний предпочтительно наличие местного бренда, однако в большинстве случаев есть возможность ребрендинга, организации private label или контрактного производства. Кроме того, большим запасом остаточной стоимости располагают высоколокализованные предприятия с закупкой сырья и реализацией продукции в России, а розничные сети могут иметь ее даже в ситуации, если большая часть товаров местного производства и не зависит от бренда материнской компании.

В отличие от рассмотренных выше организаций, эти компании могут продолжать хозяйственную деятельность и без участия внешней администрации, менеджмент заинтересован в продолжении текущей деятельности и менее зависим от решений иностранного собственника. В таком случае введение ВА в форме доверительного управляющего акциями/долями выглядит более предпочтительным вариантом для достижения декларируемых законопроектом целей.

Корпоративный контроль внешней администрации позволит обеспечить соблюдение государственного интереса и безопасность экономики, а действия текущего менеджмента помогут сохранить необходимую рентабельность бизнесу. Принудительное введение ВА в форме руководителя организации способно нарушить сложившийся подход к управлению предприятием, предсказуемость поведения компании на рынке. В отношении крупных предприятий это особенно важно, так как только текущий менеджмент компании, как правило, обладает опытом и компетенциями для управления сложным производством. Новому руководству потребуется много времени на адаптацию, но на больших производствах важно принимать оперативные решения в условиях сжатых сроков.

По тем же причинам при неизбежности структурных корпоративных или логистических изменений в производстве целесообразно оставить менеджмент такой компании без изменения.

Что будет дальше?

Наиболее важным моментом является развитие судебной практики относительно введения внешней администрации, выбора ее формы. Будут ли суды учитывать критерии экономической эффективности предприятия или судебная процедура будет иметь формальный характер, а определяющим фактором будет решение комиссии о необходимости внешней администрации?

Важнейшим гарантом прав иностранных собственников является глубокий анализ предприятия на этапе введения ВА, учет правоприменителем не только формально-юридических критериев законопроекта, но и экономических перспектив введения ВА на предприятиях различных формаций. После введения ВА необходим также эффективный контроль за ее деятельностью. В каждом конкретном случае правоприменитель должен будет определить перспективу продолжения хозяйственной деятельности компанией.

Если бизнес слишком зависит от иностранного собственника, то требуются оперативные структурные изменения, но существует риск того, что ВА не справится с такой задачей по объективным причинам.

Если предприятия достаточно независимы от иностранного собственника, то и введение ВА должно сопровождаться идеей «не навреди»: не должны нарушаться уже сложившиеся ценности и принципы управления компанией. Смена менеджмента способна негативно сказаться на хозяйственной деятельности, и цели законопроекта также не будут достигнуты.

Очевидно, что при введении ВА должно быть учтено множество факторов и проведен глубокий анализ. Однако для этого у суда, в соответствии с текущей редакцией законопроекта, есть лишь 5-7 рабочих дней

На момент подготовки статьи законопроект принят Госдумой в первом чтении. Ссылка на законопроект: https://sozd.duma.gov.ru/bill/104796-8

«В мире нет опыта решения кризисных моментов такой сложности»

Интервью с Михаилом Орловым, руководителем департамента налогового и юридического консультирования

Что важно знать бизнесу о «переезде» в САР?

Три экспертных мнения о режиме специальных административных районов в России

«Имиджевая составляющая потеряет значение, инвестировать в ESG продолжат те, кому это действительно нужно» 

Интервью с Игорем Коротецким, партнером, руководитель Группы операционных рисков и устойчивого развития.

Алексей Абрамов

Партнер юридической практики 

Алексей консультирует клиентов по вопросам градостроительного, земельного и договорного законодательства в сфере недвижимости. Имеет ряд публикаций в периодических изданиях по вопросам применения законодательства в области недвижимости, а также вопросам процессуального права.









Подписаться на рассылку
Зарегистрируйтесь, если хотите получать наши материалы
Вам может быть интересно
Налоговая реформа в ОАЭ: можно ли говорить о конце офшорной эпохи
Ирина Фадеева о новом корпоративном налоге в ОАЭ и соответствующих перспективах пересмотра налогового соглашения с РФ
«В 2022 году нам удалось сохранить неизменными ключевые параметры налоговой системы»
Заместитель министра финансов РФ Алексей Сазанов об изменении налогового законодательства в новых экономических реалиях
Безналоговый мираж: особенности ведения бизнеса в ОАЭ
Ирина Фадеева о нюансах, которые важно знать, прежде чем начинать бизнес в Эмиратах