Управление | Статьи
8 мин.
Каким будет 2022 год для бизнеса?

Каким будет 2022 год для бизнеса

23.12.2021 Антикризис

Последние два года были беспрецедентными с точки зрения вызовов, с которыми столкнулся бизнес. Удалось ли компаниям адаптироваться к пандемийной реальности или процесс еще не завершился? Какие тренды будут определять повестку в наступившем году и какие проекты намерены реализовать лидеры в своих отраслях? Увидит ли рынок массовый уход в ESG-трансформации и будут ли реальные шаги в этом направлении? Мы попросили трех топ-менеджеров Александра Изосимова, Олега Гощанского и Михаила Шамолина — поделиться своим видением и планами на 2022 год.

«Омникальность становится основной бизнес-моделью»

Сложно ожидать, что 2022 год будет более предсказуемым, чем 2020 и 2021 годы. С одной стороны, пандемия пережила стадию форс-мажора и становится, к сожалению, «новой нормой». С другой, запущенные ею изменения в потреблении и производстве все более стремительны и устойчивы. Омниканальность, то есть бесшовная интеграция онлайн- и офлайн-операций, становится основной бизнес-моделью на рынке услуг. Это не только ритейл, но и финансы, образование, медицина. Согласно Aberdeen Group, компании, предлагающие гибридный клиентский опыт, по итогам 2021 года могут показать динамику выручки втрое выше, а стоимость привлечения клиента  в разы ниже, чем те, кто фокусируется только на одном из каналов. Цифровизация и перестройка ключевых бизнес-процессов, исходя из рекомендаций дата-аналитики, становятся очевидным трендом. Сейчас сервисы на основе дата-сайенс дают порядка 20% оборота мобильного приложения «М.Видео», и с развитием мобильной платформы и стека OneRetail, объединяющего наши магазины и онлайн, эта доля будет расти.

Если говорить о ритейле, то меняющаяся модель потребления потребует от многих компаний перенастройки логистической платформы с фокусом на недорогую, но эффективную доставку «последней мили». Рационализация бизнес-процессов, автоматизация и, возможно, заключение партнерств могут внести вклад в решение этой задачи. Кроме того, высокая инфляция и дефицит в разных группах товаров, скорее всего, останутся вызовами на протяжении большей части 2022 года, что потребует дополнительных усилий в категорийном менеджменте и работе с поставщиками.

Александр Изосимов

Генеральный директор
«М.Видео  Эльдорадо»

В самом ближайшем будущем принципы устойчивого развития и ESG-подход будет иметь такое же важное значение для ведения бизнеса, как и финансовая отчетность,  на этом «настаивают» и потребители, и акционеры, и регулирующие органы. Многие компании, включая нас, уже сделали первые шаги по развитию цикличной экономики, поддержке ответственного потребления, и если раньше это было скорее желание бизнеса, то теперь это становится одним из конкурентных преимуществ и важным фактором для привлечения инвестиций. В этом контексте ESG-подход должен осуществляться так же систематически, как цифровизация бизнеса или разработка стратегии.

Ключевым фокусом для CEO останутся люди. Цифровая трансформация, вне зависимости от сферы работы компании, подразумевает гибкость и высокую скорость адаптации к внешним переменам, действиям конкурентов, потребительским настроениям, и это возможно при высоком уровне децентрализации, управлении через цели и зрелой внутренней мотивации. Компании заинтересованы в людях, которые, независимо от статуса, опыта, возраста, стремятся сами получать новые навыки и знания, и бизнес должен предложить соответствующие ресурсы и возможности для этого.

Александр Изосимов

Генеральный директор «М.Видео  Эльдорадо»

Сложно ожидать, что 2022 год будет более предсказуемым, чем 2020 и 2021 годы. С одной стороны, пандемия пережила стадию форс-мажора и становится, к сожалению, «новой нормой». С другой, запущенные ею изменения в потреблении и производстве все более стремительны и устойчивы. Омниканальность, то есть бесшовная интеграция онлайн- и офлайн-операций, становится основной бизнес-моделью на рынке услуг. Это не только ритейл, но и финансы, образование, медицина. Согласно Aberdeen Group, компании, предлагающие гибридный клиентский опыт, по итогам 2021 года могут показать динамику выручки втрое выше, а стоимость привлечения клиента  в разы ниже, чем те, кто фокусируется только на одном из каналов. 

Цифровизация и перестройка ключевых бизнес-процессов, исходя из рекомендаций дата-аналитики, становятся очевидным трендом. Сейчас сервисы на основе дата-сайенс дают порядка 20% оборота мобильного приложения «М.Видео», и с развитием мобильной платформы и стека OneRetail, объединяющего наши магазины и онлайн, эта доля будет расти.

Если говорить о ритейле, то меняющаяся модель потребления потребует от многих компаний перенастройки логистической платформы с фокусом на недорогую, но эффективную доставку «последней мили». Рационализация бизнес-процессов, автоматизация и, возможно, заключение партнерств могут внести вклад в решение этой задачи. Кроме того, высокая инфляция и дефицит в разных группах товаров, скорее всего, останутся вызовами на протяжении большей части 2022 года, что потребует дополнительных усилий в категорийном менеджменте и работе с поставщиками.

В самом ближайшем будущем принципы устойчивого развития и ESG-подход будет иметь такое же важное значение для ведения бизнеса, как и финансовая отчетность,  на этом «настаивают» и потребители, и акционеры, и регулирующие органы. Многие компании, включая нас, уже сделали первые шаги по развитию цикличной экономики, поддержке ответственного потребления, и если раньше это было скорее желание бизнеса, то теперь это становится одним из конкурентных преимуществ и важным фактором для привлечения инвестиций. В этом контексте ESG-подход должен осуществляться так же систематически, как цифровизация бизнеса или разработка стратегии.

Ключевым фокусом для CEO останутся люди. Цифровая трансформация, вне зависимости от сферы работы компании, подразумевает гибкость и высокую скорость адаптации к внешним переменам, действиям конкурентов, потребительским настроениям, и это возможно при высоком уровне децентрализации, управлении через цели и зрелой внутренней мотивации.

Компании заинтересованы в людях, которые, независимо от статуса, опыта, возраста, стремятся сами получать новые навыки и знания, и бизнес должен предложить соответствующие ресурсы и возможности для этого.

«Мы живем в эпоху "победившего онлайна"»

Думаю, что умы большинства руководителей в наступившем году, как и в предыдущие годы, будут занимать банальные, но очень важные вопросы обеспечения операционной деятельности и поиска новых возможностей для прибыльного роста. Если не реализуются наиболее негативные сценарии, связанные с пандемией и геополитикой, бизнес продолжит заниматься повышением эффективности своих процессов и реализацией принятых стратегий. Движение вперед, безусловно, будет, но я не ожидаю каких-то парадигмальных изменений и не думаю, что через год мы все будем проводить презентации для клиентов и отчетные встречи в метамире и VR-очках.

Если говорить о факторах, которые будут влиять на эту деятельность и определять повестку, я бы выделил три ключевых: технологии, люди и тренд на устойчивое развитие. Причем все они так или иначе связаны друг с другом.

Искусственный интеллект сохранит за собой статус одной из самых прикладных инноваций для бизнеса. Предиктивные сервисы востребованы как в рутинных процессах, так и в сложных историях, связанных с рисками или потребительским поведением. Внедрение сквозной автоматизации остается актуальной и совсем не простой задачей. На волне цифрового хайпа 3-5 лет назад многие компании пилотно реализовывали очень разные проекты, и это пестрое лоскутное одеяло до сих пор нужно сводить в единые системы и процессы управления.

Олег Гощанский

Управляющий партнер

Большой импульс получит HR-tech, ведь уже очевидно, что мы живем в эпоху «победившего онлайна». Отката в допандемийные офисы и паттерны взаимодействия не случится. Придется научиться работать с командами, люди в которых лично не знакомы и не имеют предыдущего опыта совместной деятельности, и фасилитировать эту перестройку должны будут как раз различные технологичные сервисы и коммуникативные интерфейсы, которых пока, к сожалению, совсем немного на рынке. 

Учитывая, что практически все сталкиваются с дефицитом качественных кадров, падением количества откликов на вакансию и меняющимися ожиданиями сотрудников, бизнес будет вынужден всерьез работать над своим EVP (employee value proposition) с точки зрения усиления нематериальной мотивации и возможностей для развития персонала. И тут не последнюю роль будет играть тема ESG.

Быть «в рынке» с точки зрения зарплат и иметь хороший соцпакет  точно недостаточно. Молодые люди больше не готовы ради этого, что называется, «жить работой», осознавая, что карьерной «катапульты» 2000-х годов при текущем состоянии экономики не будет. Сегодня важно иметь миссию, брать на себя социальные, экологические или иные обязательства и рассказывать, в том числе сотрудникам, что ты делаешь для того, чтобы мир вокруг стал лучше. Если раньше это было в категории «добрых дел», сегодня это становится обязательной повесткой первых лиц и советов директоров. Тема устойчивого развития драйвится рынками капитала, потребителями, регуляторами. Очевидно, что российскому бизнесу предстоит пройти некий этап гринвошинга, но мы уже сейчас видим по своим клиентам, что большинство компаний действительно настроены на трансформацию своих бизнес- и операционных моделей согласно целям устойчивого развития. В том, что этот тренд всерьез и надолго, уже не сомневается никто.

Олег Гощанский

Управляющий партнер

Думаю, что умы большинства руководителей в наступившем году, как и в предыдущие годы, будут занимать банальные, но очень важные вопросы обеспечения операционной деятельности и поиска новых возможностей для прибыльного роста. Если не реализуются наиболее негативные сценарии, связанные с пандемией и геополитикой, бизнес продолжит заниматься повышением эффективности своих процессов и реализацией принятых стратегий. Движение вперед, безусловно, будет, но я не ожидаю каких-то парадигмальных изменений и не думаю, что через год мы все будем проводить презентации для клиентов и отчетные встречи в метамире и VR-очках.

Если говорить о факторах, которые будут влиять на эту деятельность и определять повестку, я бы выделил три ключевых: технологии, люди и тренд на устойчивое развитие. Причем все они так или иначе связаны друг с другом.

Искусственный интеллект сохранит за собой статус одной из самых прикладных инноваций для бизнеса.

Предиктивные сервисы востребованы как в рутинных процессах, так и в сложных историях, связанных с рисками или потребительским поведением. Внедрение сквозной автоматизации остается актуальной и совсем не простой задачей. На волне цифрового хайпа 3-5 лет назад многие компании пилотно реализовывали очень разные проекты, и это пестрое лоскутное одеяло до сих пор нужно сводить в единые системы и процессы управления.

Большой импульс получит HR-tech, ведь уже очевидно, что мы живем в эпоху «победившего онлайна». Отката в допандемийные офисы и паттерны взаимодействия не случится.

Придется научиться работать с командами, люди в которых лично не знакомы и не имеют предыдущего опыта совместной деятельности, и фасилитировать эту перестройку должны будут как раз различные технологичные сервисы и коммуникативные интерфейсы, которых пока, к сожалению, совсем немного на рынке. Учитывая, что практически все сталкиваются с дефицитом качественных кадров, падением количества откликов на вакансию и меняющимися ожиданиями сотрудников, бизнес будет вынужден всерьез работать над своим EVP (employee value proposition) с точки зрения усиления нематериальной мотивации и возможностей для развития персонала. И тут не последнюю роль будет играть тема ESG.

Быть «в рынке» с точки зрения зарплат и иметь хороший соцпакет точно недостаточно. Молодые люди больше не готовы ради этого, что называется, «жить работой», осознавая, что карьерной «катапульты» 2000-х годов при текущем состоянии экономики не будет.

Сегодня важно иметь миссию, брать на себя социальные, экологические или иные обязательства и рассказывать, в том числе сотрудникам, что ты делаешь для того, чтобы мир вокруг стал лучше. Если раньше это было в категории «добрых дел», сегодня это становится обязательной повесткой первых лиц и советов директоров. Тема устойчивого развития драйвится рынками капитала, потребителями, регуляторами. Очевидно, что российскому бизнесу предстоит пройти некий этап гринвошинга, но мы уже сейчас видим по своим клиентам, что большинство компаний действительно настроены на трансформацию своих бизнес- и операционных моделей согласно целям устойчивого развития. В том, что этот тренд всерьез и надолго, уже не сомневается никто.

«Мы намерены cовершить ощутимый рывок в развитии упаковочного бизнеса»

После успешного выхода нашей компании на IPO весной 2021 года у нас начался новый этап масштабной инвестиционной программы. Она направлена на усиленную модернизацию производств, создание новых передовых предприятий и расширение мощностей в периметре группы.

Несмотря на введенную ЕС так называемую антидемпинговую пошлину на российскую фанеру, наша продукция остается востребованной на мировом рынке. Около 80% по-прежнему уходит на экспорт в США, Канаду, Германию и Нидерланды. На этом фоне уже в ближайшее время мы существенно укрепим свои позиции в сегменте «Фанера и плиты»  откроем Галичский фанерный комбинат в Костромской области. Инвестиции в проект составили более 12 млрд руб. Мощность  125 тыс. м3 продукции в год. Оборудование завода  самое передовое не только по российским, но и по мировым стандартам. Это будет первое отечественное производство фанеры формата maxi-size  на нее высокий спрос как на нашем, так и на зарубежном рынке. Одновременно к концу 2022 года расширим мощности Вятского фанерного комбината (занимает пятое место в мире по выпуску березовой фанеры) примерно на треть  до 255 тыс. м3. Стоимость проекта оценивается в 6 млрд руб.

В новом году мы также намерены cовершить ощутимый рывок в развитии упаковочного бизнеса. Наша стратегическая цель вывод на рынок новых биоразлагаемых упаковочных решений в качестве альтернативы пластику. Поэтому скоро мы запускаем конвертинговое предприятие в подмосковной Лобне, ориентированное на рынок ЦФО. Проектная мощность нового завода более 138 млн потребительской упаковки в год. Объем инвестиций около 1 млрд руб. Одновременно на полную силу заработает наш Центр R&D в карельском городе Сегежа. Это первый в российской целлюлозно-бумажной промышленности корпоративный центр НИОКР, который будет специализироваться на создании высокотехнологичной бумажной упаковки. Усилия будут концентрироваться вокруг проектов термоформуемой, пищевой, e-commerce, а также мелкоформатной упаковки. Особо выделяются решения с биопокрытием. Рассчитываем, что в 2022 году доля новых упаковочных продуктов и решений в нашем портфеле приблизится к 10%.

Михаил Шамолин

Президент лесопромышленного холдинга Segezha Group

Делаем акцент и на расширении производства биотоплива. К концу 2022 года мы введем в эксплуатацию новый завод мощностью 30 тыс. тонн пеллет в городе Онега Архангельской области. Тем самым Segezha Group внесет свой вклад в борьбу с изменением климата.

Пеллеты  это экологичное топливо, производимое из возобновляемого сырья. Их теплотворность сравнима с каменным углем, но в процессе горения они выделяют меньший объем серных соединений. Перевод котельных на пеллеты способствует снижению выбросов парниковых газов и улучшению состояния окружающей среды.

Еще одно перспективное направление  развитие многоэтажного деревянного домостроения в России. Планируем к концу 2022 года завершить строительство первых двух таких домов, полностью сделанных из наших деревянных перекрестно-склеенных панелей (CLT), в городе Сокол Вологодской области. Это будет корпоративное жилье для наших сотрудников, комфортное и экологичное, отвечающее всем требованиям безопасности. Надеемся, что в этом году будут внесены необходимые изменения в российскую нормативно-правовую базу и отрасль деревянного домостроения получит ощутимый стимул для своего дальнейшего развития.

Михаил Шамолин

Президент лесопромышленного холдинга Segezha Group

После успешного выхода нашей компании на IPO весной 2021 года у нас начался новый этап масштабной инвестиционной программы. Она направлена на усиленную модернизацию производств, создание новых передовых предприятий и расширение мощностей в периметре группы.

Несмотря на введенную ЕС так называемую антидемпинговую пошлину на российскую фанеру, наша продукция остается востребованной на мировом рынке. Около 80% по-прежнему уходит на экспорт в США, Канаду, Германию и Нидерланды. На этом фоне уже в ближайшее время мы существенно укрепим свои позиции в сегменте «Фанера и плиты» откроем Галичский фанерный комбинат в Костромской области. Инвестиции в проект составили более 12 млрд руб. Мощность 125 тыс. м3 продукции в год. Оборудование завода самое передовое не только по российским, но и по мировым стандартам. Это будет первое отечественное производство фанеры формата maxi-size на нее высокий спрос как на нашем, так и на зарубежном рынке. Одновременно к концу 2022 года расширим мощности Вятского фанерного комбината (занимает пятое место в мире по выпуску березовой фанеры) примерно на треть до 255 тыс. м3. Стоимость проекта оценивается в 6 млрд руб.

В новом году мы также намерены cовершить ощутимый рывок в развитии упаковочного бизнеса. Наша стратегическая цель вывод на рынок новых биоразлагаемых упаковочных решений в качестве альтернативы пластику.

Поэтому скоро мы запускаем конвертинговое предприятие в подмосковной Лобне, ориентированное на рынок ЦФО. Проектная мощность нового завода более 138 млн потребительской упаковки в год. Объем инвестиций около 1 млрд руб. Одновременно на полную силу заработает наш Центр R&D в карельском городе Сегежа. Это первый в российской целлюлозно-бумажной промышленности корпоративный центр НИОКР, который будет специализироваться на создании высокотехнологичной бумажной упаковки. Усилия будут концентрироваться вокруг проектов термоформуемой, пищевой, e-commerce, а также мелкоформатной упаковки. Особо выделяются решения с биопокрытием. Рассчитываем, что в 2022 году доля новых упаковочных продуктов и решений в нашем портфеле приблизится к 10%.

Делаем акцент и на расширении производства биотоплива. К концу 2022 года мы введем в эксплуатацию новый завод мощностью 30 тыс. тонн пеллет в городе Онега Архангельской области. Тем самым Segezha Group внесет свой вклад в борьбу с изменением климата.

Пеллеты это экологичное топливо, производимое из возобновляемого сырья. Их теплотворность сравнима с каменным углем, но в процессе горения они выделяют меньший объем серных соединений. Перевод котельных на пеллеты способствует снижению выбросов парниковых газов и улучшению состояния окружающей среды.

Еще одно перспективное направление развитие многоэтажного деревянного домостроения в России. Планируем к концу 2022 года завершить строительство первых двух таких домов, полностью сделанных из наших деревянных перекрестно-склеенных панелей (CLT), в городе Сокол Вологодской области. Это будет корпоративное жилье для наших сотрудников, комфортное и экологичное, отвечающее всем требованиям безопасности. Надеемся, что в этом году будут внесены необходимые изменения в российскую нормативно-правовую базу и отрасль деревянного домостроения получит ощутимый стимул для своего дальнейшего развития.

«В мире запрос на ESG идет от общества. В России — это запрос сверху»

Интервью с Александром Тынкованом, основателем «М.Видео», членом совета директоров Группы «М.Видео — Эльдорадо»

Вирус перемен: как пандемия навсегда изменила ритейл?

Обзор о том, что ждет сектор розничной торговли в будущем

«Мы хотим сделать так, чтобы не было спроса на нелегальную древесину»

Интервью с Иваном Советниковым, руководителем Федерального агентства лесного хозяйства













Подписаться на рассылку
Зарегистрируйтесь, если хотите получать наши материалы
Вам может быть интересно
Как кризис и внешние ограничения повлияют на условия труда на производстве
Игорь Коротецкий о том, как компании решают вопросы промбезопасности в условиях ограниченных ресурсов
Личные фонды в России — робкий дебют или нокаут иностранным трастам?
Ирина Нарышева и Наталья Гриценко о том, смогут ли личные фонды заменить иностранные трасты при планировании преемственности владельцев капитала
Могут ли российские компании присвоить себе бренды иностранных игроков, ушедших из РФ?
Антон Черных о том, повлияло ли введение параллельного импорта на охрану прав зарубежных правообладателей в России