Технологии | Статьи
8 мин.
Нужно ли в России запрещать криптовалюту?

Запрет криптовалюты в России: причины и последствия

27.01.2022 Цифровизация

Центробанк опубликовал консультативный доклад о рисках криптовалют. Регулятор предлагает ввести административную ответственность за расчеты в криптовалютах и их майнинг, но не против использования криптовалюты как инвестиционного инструмента. Впрочем, торговлю криптовалютами на российских биржах ЦБ разрешать не планирует.

Предложения ЦБ вызвали шквал комментариев. О будущем криптовалют высказались президент Владимир Путин, основатель Telegram Павел Дуров и секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак. А Министерство финансов даже внесло в правительство предложения, противоположные мнению ЦБ: Минфин предлагает легализовать расчеты в криптовалютах и их майнинг.

Мы спросили у трех экспертов, нужно ли все-таки запрещать в России криптовалюту и почему.

«Такие технологии должны развиваться и у нас, странно выталкивать их за рубеж»

Позиция Центрального банка такова: есть процесс формирования денег в виртуальном мире, объем этого рынка  около $2 трлн, и пусть это развивается, но не у нас. Вот и вся концепция. Что касается основного посыла  запрета расчетов в криптовалютах, то этого следовало ожидать. Большинство регуляторов по всему миру, конечно же, против таких расчетов, ведь они создают угрозу потери контроля за денежно-кредитной политикой.

Но в этой истории есть и технологический аспект  во всем мире появляются децентрализованные биржи. Блокчейн позволяет создавать инвестиционные продукты, основанные на смарт-контрактах, а это новый уровень развития инструментов инвестирования. Это то, что тестируется во всем мире биржами и компаниями, которые работают с криптовалютами, токенами и NFT. Такие технологии должны развиваться и у нас, странно выталкивать их за рубеж. Не исключено, что будущее классических бирж  это переход на блокчейн. И, возможно, они будут торговать токенизированными активами, хотя загадывать раньше времени не буду.

Олег Вьюгин

Председатель совета директоров Московской биржи, профессор Высшей школы экономики

Конечно, сложный вопрос: «Если мы развиваем эти технологии, то нужны криптобиржи, а как их регулировать?». Во все мире ломают голову над этим, и пока сложилось понимание, что есть два базовых условия. Первое  биржа должна раскрывать клиентов. То есть зона privacy сужается, рынок криптовалют не может оставаться дальше в серой зоне, если хочет развиваться. Второе  с криптовалют и токенов должны платиться налоги, если есть доход или добавленная стоимость.

Например, биржа Binance, как мне известно, открыта для сотрудничества с регуляторами, и они, если нужно, передают информацию о клиентах, которые обязаны раскрывать себя, когда приходят на биржу. И Binance готовы работать даже налоговым агентом, насколько я знаю.

Нам нужно искать баланс, чтобы регулирование не препятствовало развитию технологий, но и ущерба действующей системе денежного регулирования нельзя допускать. Крупнейшие игроки крипторынка по всему миру готовы к диалогу с регуляторами, которые сейчас определяют свою позицию. Например, власти США готовят доклад по криптовалютам. Власти Китая запретили использование криптовалют, и меры, предложенные российским ЦБ, очень похожи на китайские. Но в Гонконге криптовалюты разрешены. Получается китайские власти вытолкнули криптовалюту в Гонконг, то есть оставили рядом, а мы выталкиваем в Швейцарию. В этой стране рынок криптовалют активно развивается и там работают, в том числе, специалисты из России.

Олег Вьюгин

Председатель совета директоров Московской биржи, профессор Высшей школы экономики

Позиция Центрального банка  есть процесс формирования денег в виртуальном мире, объем этого рынка  около $2 трлн, и пусть это развивается, но не у нас. Вот и вся концепция. Что касается основного посыла  запрета расчетов в криптовалютах, то этого следовало ожидать. Большинство регуляторов по всему миру, конечно же, против таких расчетов, ведь они создают угрозу потери контроля за денежно-кредитной политикой.

Но в этой истории есть и технологический аспект  во всем мире появляются децентрализованные биржи. Блокчейн позволяет создавать инвестиционные продукты, основанные на смарт-контрактах, а это новый уровень развития инструментов инвестирования. Это то, что тестируется во всем мире биржами и компаниями, которые работают с криптовалютами, токенами и NFT. Такие технологии должны развиваться и у нас, странно выталкивать их за рубеж. Не исключено, что будущее классических бирж  это переход на блокчейн. И, возможно, они будут торговать токенизированными активами, хотя загадывать раньше времени не буду.

Конечно, сложный вопрос: «Если мы развиваем эти технологии, то нужны криптобиржи, а как их регулировать?». Во все мире ломают голову над этим, и пока сложилось понимание, что есть два базовых условия. Первое  биржа должна раскрывать клиентов. То есть зона privacy сужается, рынок криптовалют не может оставаться дальше в серой зоне, если хочет развиваться. Второе  с криптовалют и токенов должны платиться налоги, если есть доход или добавленная стоимость.

Нам нужно искать баланс, чтобы регулирование не препятствовало развитию технологий, но и ущерба действующей системе денежного регулирования нельзя допускать. Крупнейшие игроки крипторынка по всему миру готовы к диалогу с регуляторами, которые сейчас определяют свою позицию. Например, власти США готовят доклад по криптовалютам. Власти Китая запретили использование криптовалют, и меры, предложенные российским ЦБ, очень похожи на китайские. Но в Гонконге криптовалюты разрешены. Получается китайские власти вытолкнули криптовалюту в Гонконг, то есть оставили рядом, а мы выталкиваем в Швейцарию. В этой стране рынок криптовалют активно развивается и там работают, в том числе, специалисты из России.

«Большинство опасений в этом вопросе все-таки можно снять, если регулятор будет регулировать, а не запрещать»

Вокруг блокчейна и криптовалют много мифов, и в общественном сознании оба понятия скорее вызывают чувство тревоги и опасности, чем ассоциируются с прогрессом. Учитывая, как часто наше население теряло свои сбережения, неудивительно, что все сложное и непонятное рождает у россиян неприятие и подозрения. Однако Центральный банк сложно заподозрить в том, что в своих решениях он руководствуется мифами. Представители регулятора принимали активное участие в создании национальной блокчейн-платформы «Мастерчейн» и совершенно точно имеют доступ к объективной информации как о самой технологии, так и о тех импульсах к развитию, которые она может дать финансовой системе.

Понятны опасения ЦБ по поводу майнинга, но ведь это всего лишь один из способов достижения консенсуса в блокчейне. Механизм подтверждения целостности понимания всех участников цепи о происходящем может быть более простым и прозрачным. Если упростить, то даже звонок в WhatsApp или установление соединения между браузером и веб-сайтом требует определенных криптографических расчетов, которые подтверждают, что незнакомые люди именно те, кем они представляются.

Николай Легкодимов

Руководитель технологической практики

ЦБ также указывает, что криптовалюты несут значительные риски из-за слабой идентификации лиц, которые проводят транзакции. Но и это, скорее, вопрос качественного регулирования. Вряд ли криптовалюты создают для общества такие же проблемы, как, например, финансовые мошенники «из служб безопасности банков». Это показательный пример: у нас ужесточаются правила регистрации сим-карт и контроль за транзакциями становится все сильнее, но страну захлестнула волна телефонного мошенничества.

То, что национальный банк опасается потери контроля за финансовой сферой,  естественно. Допустить такой сценарий нельзя. Однако путь запретов кажется мне тупиковым. Основные создатели ценности в блокчейне  программисты. Более того, сейчас мировой блокчейн разговаривает на русском языке. До 60% кадров в этой сфере из России, Украины, Беларуси и Казахстана. Запретить им расчеты средствами от технологии, с которой они работают, — это примерно то же самое, как заставить программиста, который разрабатывает в банке приложение для безналичных платежей, пойти получить зарплату в кассе и подписать кучу бумаг, простояв в очереди.

Желание отгородиться от технологий всегда приводило к тому, что они просто развивались на другой территории. Хорошая иллюстрация  пример Японии, где сёгуны из рода Токугава проводили политику самоизоляции (сакоку), в результате чего страна вошла в XX век технологически отсталой державой. Не думаю, что Россия хочет повторить эту судьбу, тем более что большинство опасений в этом вопросе все-таки можно снять, если регулятор будет регулировать, а не запрещать.

Николай Легкодимов

Руководитель технологической практики

Вокруг блокчейна и криптовалют много мифов, и в общественном сознании оба понятия скорее вызывают чувство тревоги и опасности, чем ассоциируются с прогрессом. Учитывая, как часто наше население теряло свои сбережения, неудивительно, что все сложное и непонятное рождает у россиян неприятие и подозрения. Однако Центральный банк сложно заподозрить в том, что в своих решениях он руководствуется мифами. Представители регулятора принимали активное участие в создании национальной блокчейн-платформы «Мастерчейн» и совершенно точно имеют доступ к объективной информации как о самой технологии, так и о тех импульсах к развитию, которые она может дать финансовой системе.

Понятны опасения ЦБ по поводу майнинга, но ведь это всего лишь один из способов достижения консенсуса в блокчейне. Механизм подтверждения целостности понимания всех участников цепи о происходящем может быть более простым и прозрачным. Если упростить, то даже звонок в WhatsApp или установление соединения между браузером и веб-сайтом требует определенных криптографических расчетов, которые подтверждают, что незнакомые люди именно те, кем они представляются.

ЦБ также указывает, что криптовалюты несут значительные риски из-за слабой идентификации лиц, которые проводят транзакции. Но и это, скорее, вопрос качественного регулирования. Вряд ли криптовалюты создают для общества такие же проблемы, как, например, финансовые мошенники «из служб безопасности банков». Это показательный пример: у нас ужесточаются правила регистрации сим-карт и контроль за транзакциями становится все сильнее, но страну захлестнула волна телефонного мошенничества.

То, что национальный банк опасается потери контроля за финансовой сферой,  естественно. Допустить такой сценарий нельзя. Однако путь запретов кажется мне тупиковым. Основные создатели ценности в блокчейне  программисты. Более того, сейчас мировой блокчейн разговаривает на русском языке. До 60% кадров в этой сфере из России, Украины, Беларуси и Казахстана. Запретить им расчеты средствами от технологии, с которой они работают, — это примерно то же самое, как заставить программиста, который разрабатывает в банке приложение для безналичных платежей, пойти получить зарплату в кассе и подписать кучу бумаг, простояв в очереди.

Желание отгородиться от технологий всегда приводило к тому, что они просто развивались на другой территории. Хорошая иллюстрация  пример Японии, где сёгуны из рода Токугава проводили политику самоизоляции (сакоку), в результате чего страна вошла в XX век технологически отсталой державой. Не думаю, что Россия хочет повторить эту судьбу, тем более что большинство опасений в этом вопросе все-таки можно снять, если регулятор будет регулировать, а не запрещать.

«ЦБ ведет себя последовательно»

На мой взгляд, меры, которые предложил Центральный банк, достаточно мягкие. Да, предусматриваются административные штрафы за расчеты и майнинг, но для профессиональных участников финансового рынка сохраняются возможности инвестирования в криптовалюту. И в этом плане ЦБ последователен  регулятор неоднократно давал понять, что хочет оградить массового инвестора от чрезмерно волатильных и рискованных активов. Думаю, никто не будет спорить с утверждением о волатильности криптовалюты, достаточно взглянуть на график стоимости биткоина. Сильные скачки цены означают, что на этом не только кто-то зарабатывает, но и теряет. А значит очевидно, что если массовый инвестор бросится покупать биткоин, то доля тех, кто потеряет свои сбережения, может быть очень большой.

С запретом на криптовалюты как средства платежа также в целом все понятно. В России платежной единицей является рубль. Долларами или евро у нас тоже нельзя рассчитываться на внутреннем рынке. Странно, если бы было исключение для криптовалют, здесь ЦБ тоже ведет себя последовательно. Если и рассматривать этот вопрос, то более широко  он касается не только криптовалют, а всей денежно-кредитной политики государства и того, что может являться платежным средством.

Алексей Архипов

Бывший CEO Qiwi Blockchain Technologies и экс-руководитель направления развития технологии распределенного реестра Ассоциации ФинТех

Пожалуй, самый сложный вопрос  это майнинг. Его запрет нельзя объяснить в логике защиты инвесторов или финансового рынка. Но нужно понимать, что этот рынок трудно регулировать. Распространено мнение, что большинство майнеров получают электричество не совсем легальными способами и не платят за него. Обелить этот рынок довольно сложно, и логично, что ЦБ идет по более простому пути  максимально ограничить или запретить майнинг. Тем более, что институциональных игроков на этом рынке сейчас нет. Однако это та область, где за счет дешевого электричества могли бы быть преимущества перед другими странами.

Что касается высказываний Павла Дурова о том, что запрет криптовалют приведет к оттоку из России программистов, то этот отток уже реальность. Причем не только в физическом плане. Многие российские программисты работают на иностранные компании из России. Я работаю в финтех-компании, не связанной с криптовалютой, и могу сказать, что российскому бизнесу часто сложно удержать квалифицированные кадры в этой области из-за того, что зарубежные компании предлагают гораздо более высокие зарплаты. И ослабление рубля только усиливает этот разрыв.

Алексей Архипов

Бывший CEO Qiwi Blockchain Technologies и экс-руководитель направления развития технологии распределенного реестра Ассоциации ФинТех

На мой взгляд, меры, которые предложил Центральный банк, достаточно мягкие. Да, предусматриваются административные штрафы за расчеты и майнинг, но для профессиональных участников финансового рынка сохраняются возможности инвестирования в криптовалюту. И в этом плане ЦБ последователен  регулятор неоднократно давал понять, что хочет оградить массового инвестора от чрезмерно волатильных и рискованных активов. 

Думаю, никто не будет спорить с утверждением о волатильности криптовалюты, достаточно взглянуть на график стоимости биткоина. Сильные скачки цены означают, что на этом не только кто-то зарабатывает, но и теряет. А значит очевидно, что если массовый инвестор бросится покупать биткоин, то доля тех, кто потеряет свои сбережения, может быть очень большой.

С запретом на криптовалюты как средства платежа также в целом все понятно. В России платежной единицей является рубль. Долларами или евро у нас тоже нельзя рассчитываться на внутреннем рынке. Странно, если бы было исключение для криптовалют, здесь ЦБ тоже ведет себя последовательно. Если и рассматривать этот вопрос, то более широко  он касается не только криптовалют, а всей денежно-кредитной политики государства и того, что может являться платежным средством.

Пожалуй, самый сложный вопрос это майнинг. Его запрет нельзя объяснить в логике защиты инвесторов или финансового рынка. Но нужно понимать, что этот рынок трудно регулировать.

Распространено мнение, что большинство майнеров получают электричество не совсем легальными способами и не платят за него. Обелить этот рынок довольно сложно, и логично, что ЦБ идет по более простому пути  максимально ограничить или запретить майнинг. Тем более, что институциональных игроков на этом рынке сейчас нет. Однако это та область, где за счет дешевого электричества могли бы быть преимущества перед другими странами.

Что касается высказываний Павла Дурова о том, что запрет криптовалют приведет к оттоку из России программистов, то этот отток  уже реальность. Причем не только в физическом плане. Многие российские программисты работают на иностранные компании из России. Я работаю в финтех-компании, не связанной с криптовалютой, и могу сказать, что российскому бизнесу часто сложно удержать квалифицированные кадры в этой области из-за того, что зарубежные компании предлагают гораздо более высокие зарплаты. И ослабление рубля только усиливает этот разрыв.

«Мы не знаем, зачем нам нужен квантовый компьютер»

Интервью с Русланом Юнусовым, генеральным директором Российского квантового центра (РКЦ)

Конец приватной эпохи

Статья Николая Легкодимова, руководителя технологической практики

Что такое метавселенная и для каких индустрий она станет прорывом?

Три мнения экспертов и участников рынка









Подписаться на рассылку
Зарегистрируйтесь, если хотите получать наши материалы
Вам может быть интересно
«Тренд на усложнение доступа к господдержке становится все более явным»
Алиса Мелконян о том, как изменились меры господдержки с начала года и насколько они соответствуют текущим потребностям бизнеса
Как кризис и внешние ограничения повлияют на условия труда на производстве
Игорь Коротецкий о том, как компании решают вопросы промбезопасности в условиях ограниченных ресурсов
Личные фонды в России — робкий дебют или нокаут иностранным трастам?
Ирина Нарышева и Наталья Гриценко о том, смогут ли личные фонды заменить иностранные трасты при планировании преемственности владельцев капитала