Налоги и право | Интервью
15 мин.
«Тренд на усложнение доступа к господдержке становится все более явным»

«Тренд на усложнение доступа к господдержке становится все более явным»

18.09.2022 Налоговая политика

Алиса Мелконян

Партнер департамента налогового и юридического консультирования Kept

Алиса Мелконян

Господдержка бизнеса на протяжении последних десятилетий ассоциировалась прежде всего с развитием преференциальных режимов, нацеленных на привлечение в страну инвестиций, в том числе иностранных,  особых экономических зон, специальных инвестконтрактов, соглашений о защите и поощрении капиталовложений и т.д. Но под влиянием геополитических изменений ее акцент начал смещаться в сторону содействия экономике в адаптации к новым условиям. О том, окончательно ли господдержка превратилась из инструмента стимулирования инвестиций в механизм раздачи субсидий, насколько сложно ее получить и каких инструментов не хватает бизнесу, рассказала Алиса Мелконян, партнер департамента налогового и юридического консультирования Kept.

Что представляла из себя господдержка до 24 февраля и что, на ваш взгляд, происходит с ней сегодня? Можно ли говорить о том, что ее цели в изменившихся условиях также стали другими? Сохранится ли, на ваш взгляд, инвестиционная составляющая или на ближайшие несколько лет государственная поддержка приобретет ярко выраженный антикризисный фокус?

Ни для кого не секрет, что раньше господдержка была больше нацелена на привлечение инвестиций за счет предоставления налоговых и иных преференций, то есть носила непрямой характер. При этом отдельные направления господдержки, например, содействие экспорту или стимулирование НИОКР, все равно существовали преимущественно в формате субсидиарных программ и выделения грантов. Но фокус был прежде всего на стимулировании инвестиций.

В текущих условиях число форм прямой поддержки в виде льготных кредитов, грантов и предоставления различных субсидий существенно увеличилось.

Раньше господдержка носила непрямой характер и была нацелена на привлечение инвестиций. Сегодня же растет количество форм прямой поддержки  льготные кредиты, гранты и субсидии.

Что представляла из себя господдержка до 24 февраля и что, на ваш взгляд, происходит с ней сегодня? Можно ли говорить о том, что ее цели в изменившихся условиях также стали другими? Сохранится ли, на ваш взгляд, инвестиционная составляющая или на ближайшие несколько лет государственная поддержка приобретет ярко выраженный антикризисный фокус?

Ни для кого не секрет, что раньше господдержка была больше нацелена на привлечение инвестиций за счет предоставления налоговых и иных преференций, т.е. носила непрямой характер. При этом отдельные направления господдержки, например, содействие экспорту или стимулирование НИОКР, все равно существовали преимущественно в формате субсидиарных программ и выделения грантов. Но фокус был прежде всего на стимулировании инвестиций.

В текущих условиях число форм прямой поддержки в виде льготных кредитов, грантов и предоставления различных субсидий существенно увеличилось.

С марта 2022 года количество постановлений правительства, подзаконных актов или изменений законодательства, в которых в той или иной степени есть слово «господдержка», «субсидия», «грант», только на федеральном уровне, по моей примерной оценке, достигло порядка 120–130. В значительной степени они носят отраслевой характер, и число секторов промышленности, в которых действуют такие программы, постоянно растет.

Можно представить себе, какое разнообразие инструментов поддержки появилось и как внимательно каждая компания должна анализировать, какие из них ей лучше выбрать.

Для поддержки подобных программ происходит закономерное увеличение спектра источников их финансирования. Наполняются средствами фонды и институты, субсидирующие экономику. Например, готовится уже вторая за год докапитализация Фонда развития промышленности, получают дополнительное финансирование аналогичные региональные структуры. Потребность в докапитализации в ближайшее время будет расти.

Специфика момента распространяется и на субсидии, выданные компаниям до введения санкций. Сегодня государство предоставляет отсрочки для выполнения критериев их возвратности. Власти понимают, что это необходимая мера для поддержки экономики, и идут навстречу бизнесу. Это очень важно для большого числа компаний, потому что многие из них столкнулись со спадом производства, разрушением логистических цепочек, снижением спроса и другими негативными явлениями, которые создают объективные трудности с возвратом ранее полученных субсидий.

Сегодня бизнес испытывает объективные трудности с возвратом ранее полученных субсидий. И государство идет навстречу компаниям, предоставляя им отсрочку.

Можно представить себе, какое разнообразие инструментов поддержки появилось и как внимательно каждая компания должна анализировать, какие из них ей лучше выбрать.

Для поддержки подобных программ происходит закономерное увеличение спектра источников их финансирования. Наполняются средствами фонды и институты, субсидирующие экономику. Например, готовится уже вторая за год докапитализация Фонда развития промышленности, получают дополнительное финансирование аналогичные региональные структуры. Потребность в докапитализации в ближайшее время будет расти.

Специфика момента распространяется и на субсидии, выданные компаниям до введения санкций. Сегодня государство предоставляет отсрочки для выполнения критериев их возвратности. Власти понимают, что это необходимая мера для поддержки экономики, и идут навстречу бизнесу.

Это очень важно для большого числа компаний, потому что многие из них столкнулись со спадом производства, разрушением логистических цепочек, снижением спроса и другими негативными явлениями, которые создают объективные трудности с возвратом ранее полученных субсидий.

Что касается поддержки инвестиций, то государство не отказывается от преференциальных режимов, где также происходят тектонические сдвиги. Можно с уверенностью сказать, что, несмотря на непростую ситуацию в экономике, интерес бизнеса к таким инструментам привлечения инвестиций сохраняется. В современных условиях это очень важно.

Если рассматривать специальные инвестиционные контракты (СПИК), то нельзя не отметить возобновление режима СПИК 1.0, который не требует внедрения технологий. Это логично, потому что в текущих условиях получение западных технологий затруднено, поэтому достаточно простого осуществления инвестиций. Несколько лет назад действие СПИК 1.0 было прекращено, функционировали только ранее заключенные в рамках этого механизма инвестконтракты.

Государство не отказывается от преференциальных режимов, к которым бизнес по-прежнему проявляет интерес. В современных условиях это очень важно.

Что касается поддержки инвестиций, то государство не отказывается от преференциальных режимов, где также происходят тектонические сдвиги. Можно с уверенностью сказать, что, несмотря на непростую ситуацию в экономике, интерес бизнеса к таким инструментам привлечения инвестиций сохраняется. В современных условиях это очень важно.

Если рассматривать специальные инвестиционные контракты (СПИК), то нельзя не отметить возобновление режима СПИК 1.0, который не требует внедрения технологий. 

Это логично, потому что в текущих условиях получение западных технологий затруднено, поэтому достаточно простого осуществления инвестиций. Несколько лет назад действие СПИК 1.0 было прекращено, функционировали только ранее заключенные в рамках этого механизма инвестконтракты.

Очень важно, что речь не идет об отказе от СПИК 2.0 в пользу СПИК 1.0 или об упрощении данного инструмента. Сегодня инвесторы могут воспользоваться обоими вариантами этого режима, они существуют параллельно друг другу.

Более того, СПИК 2.0 развивается весьма активно. В частности, перечень технологий, по которым могут заключаться специальные инвестиционные контракты, уже дважды расширялся за последние полгода. Например, в начале лета в него включили более 20 новых позиций, включая литий-ионные аккумуляторы и некоторые виды медицинских изделий. Если говорить в целом, то, несмотря на довольно сложную процедуру согласования СПИК, этот инструмент по-прежнему востребован для крупных и средних проектов.

В режиме соглашений о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК), нацеленном в первую очередь на реализацию инвестпроектов с большой долей инфраструктурной составляющей, также произошли очень важные изменения. Правительство наконец утвердило возможность учета заемных средств в качестве инвестиций. Раньше правила разрешали инвестировать только собственные средства, однако значительная часть масштабных инфраструктурных проектов всегда реализуется с привлечением заемного финансирования.

Несмотря на довольно сложную процедуру согласования, СПИК по-прежнему востребованы для крупных и средних проектов.

Более того, СПИК 2.0 развивается весьма активно. В частности, перечень технологий, по которым могут заключаться специальные инвестиционные контракты, уже дважды расширялся за последние полгода. Например, в начале лета в него включили более 20 новых позиций, включая литий-ионные аккумуляторы и некоторые виды медицинских изделий. Если говорить в целом, то, несмотря на довольно сложную процедуру согласования СПИК, этот инструмент по-прежнему востребован для крупных и средних проектов.

В режиме соглашений о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК), нацеленном в первую очередь на реализацию инвестпроектов с большой долей инфраструктурной составляющей, также произошли очень важные изменения.

Правительство наконец утвердило возможность учета заемных средств в качестве инвестиций. Раньше правила разрешали инвестировать только собственные средства, однако значительная часть масштабных инфраструктурных проектов всегда реализуется с привлечением заемного финансирования.

Это был принципиальный вопрос, который много лет беспокоил бизнес, заинтересованный в реализации проектов в рамках СЗПК. Учитывая, что 14 сентября правительство выпустило постановление для возобновления заключения специальных инвестконтрактов, этот инструмент после длительного перерыва очень активно заработает. Также для бизнеса важно, чтобы его разрешали сочетать с другими механизмами поддержки,  есть опасения, что будет введен запрет на совмещение СПИК и СЗПК.

Бизнесу очень важно иметь возможность сочетать разные механизмы поддержки. 

Это был принципиальный вопрос, который много лет беспокоил бизнес, заинтересованный в реализации проектов в рамках СЗПК. Учитывая, что 14 сентября правительство выпустило постановление для возобновления заключения специальных инвестконтрактов, этот инструмент после длительного перерыва очень активно заработает.

Также для бизнеса важно, чтобы его разрешали сочетать с другими механизмами поддержки,  есть опасения, что будет введен запрет на совмещение СПИК и СЗПК.

Правительство уже утвердило несколько пакетов мер антикризисной поддержки. Какие из них вы считаете ключевыми? Можно ли сравнить их с мерами, которые принимались во время острой фазы пандемии?

Если сравнивать нынешнюю ситуацию с 2020 годом, то основное отличие заключается в масштабах кризиса. С негативным воздействием столкнулись практически все отрасли экономики. Ситуация в некотором смысле развернулась в обратную сторону: если два года назад антикризисную поддержку получили лишь несколько отраслей, отнесенных к наиболее пострадавшим, то сегодня по пальцам одной руки можно перечислить наименее пострадавшие отрасли. Потому что практически весь бизнес в той или иной мере испытывает финансовое давление (рост затрат на закупку необходимого сырья, материалов, продукции), сложности с экспортом, поставкой технологий и комплектующих и т.д.

Действительно, антикризисных мер принято уже довольно много. Делить их на ключевые и второстепенные было бы не совсем корректно. Как я уже говорила, возросло количество субсидиарных программ, ведется точечная доработка преференциальных режимов, призванных поддержать инвестиции в сегодняшней непростой обстановке.

Нынешняя ситуация масштабнее кризиса 2020 года  финансовое давление в той или иной мере испытывают почти все отрасли экономики.

Если сравнивать нынешнюю ситуацию с 2020 годом, то основное отличие заключается в масштабах кризиса. С негативным воздействием столкнулись практически все отрасли экономики. Ситуация в некотором смысле развернулась в обратную сторону.

Если два года назад антикризисную поддержку получили лишь несколько отраслей, отнесенных к наиболее пострадавшим, то сегодня по пальцам одной руки можно перечислить наименее пострадавшие отрасли.

Потому что практически весь бизнес в той или иной мере испытывает финансовое давление (рост затрат на закупку необходимого сырья, материалов, продукции), сложности с экспортом, поставкой технологий и комплектующих и т.д.

Действительно, антикризисных мер принято уже довольно много. Делить их на ключевые и второстепенные было бы не совсем корректно. Как я уже говорила, возросло количество субсидиарных программ, ведется точечная доработка преференциальных режимов, призванных поддержать инвестиции в сегодняшней непростой обстановке.

С точки зрения налоговых изменений можно выделить продление срока действия региональных налоговых льгот на год. Это важно для бизнеса, потому что эти льготы  не что иное, как аналог прямой финансовой помощи, которая может быть использована здесь и сейчас, когда это необходимо, а не когда-то там в будущем, чтобы потом еще за это отчитываться большим количеством документов.

Однако не все регионы собираются менять свое законодательство во исполнение этой федеральной нормы, то есть тут могут быть некоторые нюансы. Все-таки бюджетная ситуация в субъектах РФ очень разная. Даже передовые регионы, которые всегда идут навстречу инвесторам и имеют достаточно обширные меры поддержки, очень внимательно оценивают выпадающие доходы. Все субъекты по-разному оценивают возможности продления этой льготы, потому что налоговых доходов становится меньше, особенно в регионах, где расположены предприятия крупнейших российских компаний, столкнувшихся с внешними ограничениями.

Также существенным изменением является упрощение заявительного порядка возмещения НДС  прямая очень действенная антикризисная финансовая мера поддержки, позволяющая компаниям справиться с дефицитом ликвидности.

Есть определенные меры поддержки, которых бизнесу сегодня не хватает. Например, это расширение логистических субсидий. Я имею в виду компенсацию затрат, связанных с транспортировкой, но не экспорта, как раньше (эта мера всегда пользовалась популярностью и доказала свою эффективность), а импорта.

Сейчас это, на мой взгляд, очень актуальная задача, потому что для того, чтобы ввозить товары и оборудование, бизнесу приходится выстраивать маршруты с учетом действий «недружественных» стран, санкционных ограничений, сложностей при взаимодействии с банками, транспортными и страховыми компаниями. Это приводит к кратному удорожанию логистики. Уверена, такая мера будет пользоваться большой популярностью.

Упрощение заявительного порядка возмещения НДС  очень эффективная прямая финансовая мера поддержки, позволяющая компаниям справиться с дефицитом ликвидности.

Однако не все регионы собираются менять свое законодательство во исполнение этой федеральной нормы, то есть тут могут быть некоторые нюансы. Все-таки бюджетная ситуация в субъектах РФ очень разная.

Даже передовые регионы, которые всегда идут навстречу инвесторам и имеют достаточно обширные меры поддержки, очень внимательно оценивают выпадающие доходы.

Все субъекты по-разному оценивают возможности продления этой льготы, потому что налоговых доходов становится меньше, особенно в регионах, где расположены предприятия крупнейших российских компаний, столкнувшихся с внешними ограничениями.

Также существенным изменением является упрощение заявительного порядка возмещения НДС прямая очень действенная антикризисная финансовая мера поддержки, позволяющая компаниям справиться с дефицитом ликвидности.

Есть определенные меры поддержки, которых бизнесу сегодня не хватает. Например, это расширение логистических субсидий.

 Я имею в виду компенсацию затрат, связанных с транспортировкой, но не экспорта, как раньше (эта мера всегда пользовалась популярностью и доказала свою эффективность), а импорта.

Сейчас это, на мой взгляд, очень актуальная задача, потому что для того, чтобы ввозить товары и оборудование, бизнесу приходится выстраивать маршруты с учетом действий «недружественных» стран, санкционных ограничений, сложностей при взаимодействии с банками, транспортными и страховыми компаниями. Это приводит к кратному удорожанию логистики. Уверена, такая мера будет пользоваться большой популярностью.

Согласно мнению экспертов, одним из бенефициаров антикризисной господдержки стала ИT-отрасль. Согласны ли вы с этим и существуют ли, на ваш взгляд, отрасли, незаслуженно обделенные налоговыми и иными стимулами?

Да, поддержка ИT-отрасли очень масштабная. Я считаю, что это справедливо, так как импортозамещение именно в части программного обеспечения, ИT-продуктов является одной из приоритетных задач нашей экономики сегодня. С учетом того, что рынок труда в ИT-отрасли всегда был очень сложным, конкурентным, а профессия  востребованной, неудивительно, что появилось много преференций не только для бизнеса, но и для сотрудников  льготная ипотека, например.

Актуальная задача сегодня   расширение логистических субсидий: компенсация затрат, связанных с транспортировкой импорта.

Согласно мнению экспертов, одним из бенефициаров антикризисной господдержки стала ИT-отрасль. Согласны ли вы с этим и существуют ли, на ваш взгляд, отрасли, незаслуженно обделенные налоговыми и иными стимулами?

Да, поддержка ИT-отрасли очень масштабная. Я считаю, что это справедливо, так как импортозамещение именно в части программного обеспечения, ИT-продуктов является одной из приоритетных задач нашей экономики сегодня. С учетом того, что рынок труда в ИT-отрасли всегда был очень сложным, конкурентным, а профессия  востребованной, неудивительно, что появилось много преференций не только для бизнеса, но и для сотрудников  льготная ипотека, например.

Крупные холдинги сейчас рассматривают возможность выделения в отдельные структуры своих ИT-подразделений, создав на их базе полноценные компании, так как функция разработки ПО и поддержки ИT-систем становится существенным отдельным видом бизнеса. Для этого, помимо соблюдения предусмотренных законом формальностей, нужно подтвердить наличие деловой цели такой трансформации.

Технологические компании получают льготы по налогу на прибыль, социальным взносам и т.д. Новый порядок аккредитации должен появиться этой осенью, возможно, уже в сентябре. Он будет предусматривать более жесткие условия для выделения таких внутригрупповых ИT-компаний.

Отмечу при этом достаточно сложное регулирование и условия для получения этих льгот. Это касается, например, оценки понятия «квалифицированного дохода», доля которого должна быть не менее 70% в общей массе. Тем не менее, компании справляются, мы наблюдаем устойчивый интерес бизнеса к этим инструментам, который держится на высоком уровне.

Что касается других отраслей, то и Минпромторг, и профильные министерства находятся в постоянном контакте с бизнесом. И огромное количество подзаконных актов, предусматривающих выделение дополнительных субсидий, кредитов и иных мер поддержки в разных отраслях, как раз свидетельствует о том, что это живой процесс, который в каждой отрасли развивается по-своему. Если где-то поддержки не хватает, то через какое-то время новая мера появляется, чтобы закрыть текущие потребности бизнеса. Этот процесс запущен в самом начале марта, постоянно внедряются новые и новые инструменты.

Несмотря на сложное регулирование и условия получения льгот для ИТ-компаний, интерес бизнеса к этим инструментам устойчив и держится на высоком уровне.

Отмечу при этом достаточно сложное регулирование и условия для получения этих льгот. Это касается, например, оценки понятия «квалифицированного дохода», доля которого должна быть не менее 70% в общей массе. Тем не менее, компании справляются.

Мы наблюдаем устойчивый интерес бизнеса к получению льгот для технологических компаний, который держится на высоком уровне.

Что касается других отраслей, то и Минпромторг, и профильные министерства находятся в постоянном контакте с бизнесом. И огромное количество подзаконных актов, предусматривающих выделение дополнительных субсидий, кредитов и иных мер поддержки в разных отраслях, как раз свидетельствует о том, что это живой процесс, который в каждой отрасли развивается по-своему.

Если где-то поддержки не хватает, то через какое-то время новая мера появляется, чтобы закрыть текущие потребности бизнеса.

Этот процесс запущен в самом начале марта, постоянно внедряются новые и новые инструменты.

С какими проблемами сегодня сталкиваются компании, претендующие на антикризисную господдержку? В 2020 году подавляющее большинство крупных компаний и представителей МСБ не смогли воспользоваться мерами поддержки, потому что критерии для их получения были довольно жесткими. Как с этим обстоит ситуация сегодня?

К сожалению, есть тренд на отход от заявительного порядка предоставления доступа к различным льготам и преференциям к более жесткому разрешительному. То есть нужно проходить различные комиссии, подавать документы, это достаточно сложный и трудоемкий процесс. И пакет документов, необходимый для подачи на гранты и субсидиарные программы, льготное кредитование, как правило, очень большой. Конечно, бизнесу непросто его подготовить и затем проходить все эти отборы.

Более того, зачастую бизнесу бывает очень непросто разобраться, какой из инструментов господдержки для него является оптимальным, потому что за короткий промежуток времени появилось множество программ, в условия которых бывает довольно сложно вникнуть.

Есть тренд на отход от заявительного порядка предоставления доступа к различным льготам и преференциям к более жесткому разрешительному.

К сожалению, есть тренд на отход от заявительного порядка предоставления доступа к различным льготам и преференциям к более жесткому разрешительному. То есть нужно проходить различные комиссии, подавать документы, это достаточно сложный и трудоемкий процесс. И пакет документов, необходимый для подачи на гранты и субсидиарные программы, льготное кредитование, как правило, очень большой. Конечно, бизнесу непросто его подготовить и затем проходить все эти отборы.

Более того, зачастую бизнесу бывает очень непросто разобраться, какой из инструментов господдержки для него является оптимальным, потому что за короткий промежуток времени появилось множество программ, в условия которых бывает довольно сложно вникнуть.

У бизнеса сформировался запрос на анализ существующих мер господдержки и подбор именно тех инструментов, которые получить проще или быстрее всего. И здесь, к сожалению, компании делают выбор между простотой доступа к льготам и наиболее эффективными применительно к текущим условиям инструментами в пользу первого критерия.

Потому что часто бывает так, что какой-то механизм господдержки кажется очень привлекательным и по суммам, и по уровню процентной ставки, и т.д., но если одно, пусть и не самое важное требование, предусмотренное программой, не выполняется, то воспользоваться ей уже не получится. Более того, некоторые меры поддержки носят взаимоисключающий характер. Например, нельзя совместить СЗПК с инвестиционным налоговым вычетом. И все это бизнесу нужно учитывать.

Даже крупным компаниям достаточно сложно разобраться в обилии этих норм, критериев, требований и программ, а МСБ практически невозможно, потому что ресурсов для этого нет. Или они зачастую выбирают не самые оптимальные инструменты. Несомненно, в том же Фонде развития промышленности квалифицированные консультанты, которые помогают компаниям в этом разобраться, но все равно есть вероятность что-то упустить.

Даже крупным компаниям порой непросто понять, какой из инструментов господдержки оптимален, а у малого и среднего бизнеса просто нет на это ресурсов.

Потому что часто бывает так, что какой-то механизм господдержки кажется очень привлекательным и по суммам, и по уровню процентной ставки, и т.д., но если одно, пусть и не самое важное требование, предусмотренное программой, не выполняется, то воспользоваться ей уже не получится. Более того, некоторые меры поддержки носят взаимоисключающий характер. Например, нельзя совместить СЗПК с инвестиционным налоговым вычетом. И все это бизнесу нужно учитывать.

Даже крупным компаниям достаточно сложно разобраться в обилии этих норм, критериев, требований и программ, а МСБ практически невозможно, потому что ресурсов для этого нет.

Или они зачастую выбирают не самые оптимальные инструменты. Несомненно, в том же Фонде развития промышленности квалифицированные консультанты, которые помогают компаниям в этом разобраться, но все равно есть вероятность что-то упустить.

Личные фонды в России — робкий дебют или нокаут иностранным трастам

Ирина Нарышева и Наталья Гриценко о том, смогут ли личные фонды заменить иностранные трасты при планировании преемственности владельцев капитала

«В мире нет опыта решения кризисных моментов такой сложности»

Интервью с Михаилом Орловым, руководителем департамента налогового и юридического консультирования

Могут ли российские компании присвоить себе бренды иностранных игроков, ушедших из РФ? 

Антон Черных о том, повлияло ли введение параллельного импорта на охрану прав зарубежных правообладателей в России

Что, на ваш взгляд, ждет существующие механизмы поддержки инвестиций и, главное, проекты, которые уже заявлены или реализуются в их периметре? Ждут ли их пересмотр, корректировка, сдвигание сроков вправо и т.д.? Существует ли риск того, что действие инструментов по стимулированию инвестиций будет приостановлено в силу того, что крупнейший бизнес будет естественным образом пересматривать инвестиционную программу?

Если говорить о пересмотре, то это действительно есть уже сейчас. Дело в том, что крупные проекты, для реализации которых заключены, например, СПИК, всегда предусматривают четко прописанные обязательства инвестора относительно объема вложенных средств, выплаты налогов не ниже определенного уровня. В текущих условиях достигнуть проектных показателей по этим критериям очень сложно, и государство в лице ФОИФ, которые регулируют соответствующие инструменты, понимает ситуацию и готово рассматривать отсрочки по выполнению обязательств для того, чтобы инструмент поддержки продолжал действовать.

Отмены самих механизмов я не ожидаю. Это касается и двух версий СПИК, и региональных инвестиционных проектов, и СЗПК. Более того, их тонкая настройка происходит регулярно, по мере накопления обратной связи от бизнеса. Та же доработка СЗПК, когда расширили понятие инвестиций для целей заключения соглашений о защите капвложений, включив туда заемные средства,  это как раз отражение запроса бизнеса в такой непростой экономической ситуации.

Я не ожидаю отмены механизмов поддержки инвестиций. Более того, по мере накопления обратной связи от бизнеса происходит их настройка в текущих непростых условиях.

Если говорить о пересмотре, то это действительно есть уже сейчас. Дело в том, что крупные проекты, для реализации которых заключены, например, СПИК, всегда предусматривают четко прописанные обязательства инвестора относительно объема вложенных средств, выплаты налогов не ниже определенного уровня. В текущих условиях достигнуть проектных показателей по этим критериям очень сложно, и государство в лице ФОИФ, которые регулируют соответствующие инструменты, понимает ситуацию и готово рассматривать отсрочки по выполнению обязательств для того, чтобы инструмент поддержки продолжал действовать.

Отмены самих механизмов я не ожидаю. Это касается и двух версий СПИК, и региональных инвестиционных проектов, и СЗПК. Более того, их тонкая настройка происходит регулярно, по мере накопления обратной связи от бизнеса.

Та же доработка СЗПК, когда расширили понятие инвестиций для целей заключения соглашений о защите капвложений, включив туда заемные средства,  это как раз отражение запроса бизнеса в такой непростой экономической ситуации.

С какими последствиями столкнутся подписавшие СПИК и СЗПК иностранные компании, которые собираются продать бизнес в России и прекратить инвестиции в российскую экономику? Обязательства по этим контрактам и соглашениям перейдут к новым владельцам бизнеса или будут аннулированы с выплатой неустоек в пользу государства?

С правовой точки зрения проблем с тем, чтобы передать СПИК или СЗПК, скажем так, по наследству, нет. Зато проблема есть в том, сможет ли новый владелец выполнять условия этого контракта. Например, продолжать инвестиции, если они еще не завершены; демонстрировать показатели прибыльности, изначально заложенные в инвестиционный контракт, или его бизнес-план совершенно отличается от того, что изначально было у иностранного инвестора, и, соответственно, придется что-то менять.

И прецеденты уже есть, пусть их пока и не так много. Некоторые компании заявляли о том, что намерены расторгнуть ранее заключенный СПИК. Но тут надо подчеркнуть, что это происходит в ситуации, когда обязательства по инвестированию еще не были исполнены в полном объеме. Компании успели вложить часть средств в реализацию проекта, но, видимо, понимают, что в текущих условиях продолжать инвестиции сложно. Да и покупателей с таким «обременением» найти проблематично.

С правовой точки зрения проблем с тем, чтобы зарубежные компании, покинувшие российский рынок, могли передать СПИК или СЗПК новым владельцам, нет.

С правовой точки зрения проблем с тем, чтобы передать СПИК или СЗПК, скажем так, по наследству, нет. Зато проблема есть в том, сможет ли новый владелец выполнять условия этого контракта. Например, продолжать инвестиции, если они еще не завершены; демонстрировать показатели прибыльности, изначально заложенные в инвестиционный контракт, или его бизнес-план совершенно отличается от того, что изначально было у иностранного инвестора, и, соответственно, придется что-то менять.

И прецеденты уже есть, пусть их пока и не так много. Некоторые компании заявляли о том, что намерены расторгнуть ранее заключенный СПИК. Но тут надо подчеркнуть, что это происходит в ситуации, когда обязательства по инвестированию еще не были исполнены в полном объеме. Компании успели вложить часть средств в реализацию проекта, но, видимо, понимают, что в текущих условиях продолжать инвестиции сложно. Да и покупателей с таким «обременением» найти проблематично.

Санкции за расторжение также зависят от конкретной ситуации. Если компания не осуществила полный объем инвестиций, предусмотренный контрактом, и не начала получать льготы, связанные с этими вложениями, то и взыскать с нее по закону что-либо невозможно. Если же была предоставлена какая-то поддержка по этим контрактам и компания прекращает деятельность, отказываясь от дальнейшего исполнения обязательств, то в таком случае, естественно, возврат этой поддержки возможен.

Непростая ситуация, кстати, сложилась и с инвестициями, которые осуществляются в рамках особых экономических зон, где не всегда есть сквозное регулирование,  всё зависит от условий конкретной ОЭЗ. Если обязательства, опять же, выполнены не до конца, а меры поддержки компания получает, то резиденты, решившие прекратить деятельность, с высокой вероятностью могут столкнуться с финансовыми последствиями. Все зависит, повторюсь, от соглашения с ОЭЗ, потому что не во всех особых экономических зонах одинаковое регулирование льгот, и могут быть свои нюансы.

Непростая ситуация, кстати, сложилась и с инвестициями, которые осуществляются в рамках особых экономических зон, где не всегда есть сквозное регулирование,  всё зависит от условий конкретной ОЭЗ.

Если обязательства, опять же, выполнены не до конца, а меры поддержки компания получает, то резиденты, решившие прекратить деятельность, с высокой вероятностью могут столкнуться с финансовыми последствиями.

Все зависит, повторюсь, от соглашения с ОЭЗ, потому что не во всех особых экономических зонах одинаковое регулирование льгот, и могут быть свои нюансы.

Реализация значительного числа проектов в рамках СПИК/СЗПК невозможна без западных технологий и оборудования. При этом государство неоднократно говорило о необходимости импортозамещения. Стоит ли ожидать в ближайшее время более активного фискального стимулирования инвестиций в НИОКР или проекты, направленные на разработку аналогов иностранных товаров и технологий?

На мой взгляд, да, это вполне реальная перспектива. Более того, насколько мне известно, Минпромторг начал уже прорабатывать такое стимулирование. Государство уже стимулирует научно-исследовательские работы, правда, пока без использования налоговых рычагов. Могу привести пример: предоставление грантов российским компаниям на проведение НИОКР в отношении комплектующих и оборудования, которое далее поступит в массовое производство и будет способно заменить импортные аналоги, применявшиеся на российских заводах и поставка которых сегодня затруднена.

Так что государство в этом направлении работает, и со временем программ поддержки НИОКР будет становиться все больше, в том числе за счет механизмов фискального стимулирования.

Государство уже стимулирует НИОКР, правда пока без использования налоговых рычагов. Со временем количество этих программ поддержки будет расти.

Реализация значительного числа проектов в рамках СПИК/СЗПК невозможна без западных технологий и оборудования. При этом государство неоднократно говорило о необходимости импортозамещения. Стоит ли ожидать в ближайшее время более активного фискального стимулирования инвестиций в НИОКР или проекты, направленные на разработку аналогов иностранных товаров и технологий?

На мой взгляд, да, это вполне реальная перспектива. Более того, насколько мне известно, Минпромторг начал уже прорабатывать такое стимулирование.

Государство уже стимулирует научно-исследовательские работы, правда, пока без использования налоговых рычагов.

Могу привести пример: предоставление грантов российским компаниям на проведение НИОКР в отношении комплектующих и оборудования, которое далее поступит в массовое производство и будет способно заменить импортные аналоги, применявшиеся на российских заводах и поставка которых сегодня затруднена.

Так что государство в этом направлении работает, и со временем программ поддержки НИОКР будет становиться все больше, в том числе за счет механизмов фискального стимулирования.

Алиса Мелконян

Партнер департамента налогового и юридического консультирования Kept

Алиса отвечает за консультирование клиентов Kept по различным налоговым, юридическим и таможенным вопросам в Санкт-Петербурге и Северо-Западном регионе. Алиса также курирует региональное развитие налоговых услуг, а также возглавляет направление услуг, связанных с получением мер господдержки (включая СПИК 2.0, СЗПК, РИП, ОЭЗ).

Алиса участвует в регулярных встречах с представителями налоговых и регулирующих органов, имеет доступ к самой последней информации по вопросам регионального налогового законодательства, включая вопросы налоговых льгот. Она часто выступает на региональных конференциях по различным налоговым и юридическим вопросам.



Подписаться на рассылку
Зарегистрируйтесь, если хотите получать наши материалы
Вам может быть интересно
«В 2022 году нам удалось сохранить неизменными ключевые параметры налоговой системы»
Заместитель министра финансов РФ Алексей Сазанов об изменении налогового законодательства в новых экономических реалиях
«Чтобы найти сегодня экскаватор или бульдозер, надо очень серьезно постараться»
Максим Калинкин о влиянии санкций на российский лизинг и перспективах его развития
Финансы
15 мин.
«Имиджевая составляющая потеряет значение, инвестировать в ESG продолжат те, кому это действительно нужно»
Игорь Коротецкий об актуальности вопросов устойчивого развития для российского бизнеса в условиях санкций